на главную
ФОРУМ НОВОСТИ САЙТА
Политики, военачальники

ЯРОСЛАВ ВЛАДИМИРОВИЧ МУДРЫЙ

   
Ярослав (Георгий, Юрий) Владимирович Мудрый

Ярослав Мудрый (ок. 980?-1054?), великий князь киевский (1019). Сын Владимира I Святославича. Изгнал Святополка I Окаянного, боролся с братом Мстиславом, разделил с ним государство (1025), в 1035 вновь объединил его. Рядом побед обезопасил южные и западные границы Руси. Установил династические связи с многими странами Европы. При нем составлена Русская правда.

* * *
Ярослав (Георгий, Юрий) Владимирович Мудрый (около 980 ? — 20 февраля 1054 ?), великий князь киевский (с 1019).

Происхождение. Семья
Сын великого киевского князя Владимира I Святославича и полоцкой княжны Рогнеды. Женат на дочери шведского конунга Олава, Ингигерде. Поскольку в древнерусских источниках упоминаются два имени жены Ярослава — Ирина и Анна, есть основания считать, что либо Ингигерда, получившая при крещении имя Ирины, была одной из жен Ярослава, либо Ирина-Ингигерда перед смертью постриглась в монахини, приняв иноческое имя Анна (под этим именем она канонизирована Русской православной церковью как первая княгиня, принявшая постриг перед смертью).


Первый период жизни Ярослава Мудрого связан с борьбой за киевский престол. По достижении Ярославом зрелого возраста отец посадил его ростовским князем, а около 1013 после смерти Вышеслава (старшего сына Владимира Святославича) Ярослав становится новгородским князем. В 1014 отказ Ярослава платить дань Киеву вызвал гнев отца и повлек за собой приказ готовиться к походу на Новгород. Но 15 июля 1015 Владимир Святославич скоропостижно скончался, не успев осуществить свой план.

Борьба с братьями
По версии событий, нашедшей отражение в «Повести временных лет», киевский престол захватил туровский князь Святополк I Окаянный, сводный брат Ярослава Владимировича. Желая устранить возможных соперников, Святополк убивает братьев, князей ростовского Бориса, муромского Глеба древлянского Святослава; пытается убить и Ярослава, но его вовремя предупреждает об опасности сестра Предслава. По другой версии, в крови братьев был повинен не Святополк, а Ярослав, что подтверждается некоторыми западноевропейскими источниками. Заручившись поддержкой новгородцев, Ярослав в декабре 1015 в битве под Любечем одерживает победу над Святополком и захватывает Киев.


Но Святополк не смирился с поражением, и в 1018 он вместе со своим тестем, польским королем Болеславом Храбрым, вторгся в пределы Руси. На этот раз удача сопутствовала Святополку, который сумел нанести поражение Ярославу в сражении при Буге и отбить Киев. Ярослав бежал в Новгород, откуда намеревался отправиться в Скандинавию. Но новгородцы порубили княжеские ладьи и вынудили Ярослава продолжить борьбу. В битве на Альте в 1018 Святополк потерпел сокрушительное поражение, и Ярослав вновь занял Киев.


После победы над Святополком Ярослав начал борьбу с другим своим братом тмутараканским князем Мстиславом, также предъявлявшим права на киевский престол. В сражении под Лиственом в 1024 победа была на стороне Мстислава, но он разрешил Ярославу княжить в Киеве. Все же Ярослав не решился принять предложение брата и продолжал оставаться в Новгороде, направив в Киев своих посадников. В 1025 по заключенному у Городца мирному договору Ярослав получил Русскую землю на запад от Днепра, с центром в Киеве, а Мстислав — восточную часть, с Черниговом. Лишь после смерти Мстислава в 1035 Ярослав становится «самовластцем» на Руси.

Ярослав-просветитель
После Лиственской битвы деятельность Ярослава в основном связана с просветительством и христианизацией Руси. Возможно, одной из причин отказа Ярослава от привычной для князя военной деятельности стала тяжелая травма, полученная им во время борьбы с братьями: обследование останков Ярослава показало, что у него была перерублена нога, из-за чего князь должен был сильно хромать и в конце жизни вряд ли мог обходиться без посторонней помощи.


В 1036-37 по его приказу были построены мощные крепостные укрепления («город Ярослава»), Золотые ворота с надвратной церковью Благовещения, храм св. Софии, а также основаны монастыри св. Георгия и Ирины. Прообразами этих построек были архитектурные сооружения Константинополя и Иерусалима; они призваны были символизировать перемещение в Киев центра православного мира. Завершение строительства совпало с созданием «Слова о Законе и Благодати», которое было произнесено 25 марта 1038. Тогда же была написана первая русская летопись — т. н. Древнейший свод. В «Повести временных лет» содержится похвальный отзыв о просветительской деятельности Ярослава. По свидетельству летописи, князь позаботился о переводе на русский язык многих греческих книг, которые составили основу библиотеки, созданной им в храме Софии Киевской. Ярославу приписывается также составление первого русского законодательного акта «Русской Правды».

Внешняя политика Ярослава в последние годы жизни
В области внешней политики Ярослав добивался укрепления международного авторитета Древнерусского государства. По его инициативе новгородский князь Владимир I Ярославич 1043 предпринял последний крупный поход Руси на Византию, однако закончившийся неудачей. Около 1050 в Киеве был поставлен первый митрополит из русских — Иларион, отстаивавший независимость русской епархии от Константинополя. Кроме того, многие дети Ярослава были связаны семейными узами с представителями правящих династий Центр. и Зап. Европы.


Летописные данные по поводу смерти Ярослава противоречивы; считается, что он скончался 20 февраля 1054, однако, многие исследователи называют иные даты. Перед смертью Ярослав завещал киевский престол старшему из оставшихся в живых сыновей, новгородскому князю Изяславу, наказывая сыновьям жить в мире.


Прозвище «Мудрый» закрепилось за Ярославом в официальной российской историографии лишь во второй половине 19 века.

Литература:
Ильин Н. Н. Летописная статья 6523 года и ее источники: Опыт анализа. М.: Изд-во АН СССР, 1957.
Янин В. Л. Таинственный XI век // Знание-сила. 1969. №3.
Костомаров Н. И. Великий князь Ярослав Владимирович // Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М. Книга, 1990. Кн. 1. С. 9-21.
Филист Г. М. История «преступлений» Святополка Окаянного. Минск, 1990.
Реконструкция
Хроника человечества

И. Н. Данилевский

Большая Энциклопедия Кирилла и Мефодия 2000

Глава из книги "ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА РОСССИЙСКОГО для детей" Николая Михайловича Карамзина

Ярослав, одолев Святополка Окаянного [1019 г.], вокняжился в Киеве. Но бедствия междоусобной войны еще не прекратились Мы знаем, что Владимир отдал Воспорскую, или Тмутороканскую, область в удел своему старшему сыну Мстиславу.

Сей князь, рожденный быть героем, жаждал войны и победы. [1022 г.] Мстислав объявил войну касогам, своим восточным соседям. Их князь Редедя, сильный великан, хотел, следуя обычаю тогдашних богатырских времен, решить победу единоборством.


«На что губить дружину? — сказал он Мстиславу. — Одолей меня и возьми все, что имею: жену, детей и страну мою». И Мстислав вступил в схватку с великаном. Началась борьба упорная, равная, но силы российского князя постепенно иссякли. Тогда он призвал в помощь Богородицу — и низверг врага. Война закончилась. Мстислав в ступил во владения Редеди, взял княжеское семейство и наложил дань на подданных. [1023 г.] Уверенный теперь еще более в своем воинском счастье, сей князь не захотел уже довольствоваться Тмутороканской областью, которая, будучи отдалена от России, могла казаться ему печальной ссылкой: он пошел к берегам днепровским. Ярослава не было в столице. Киевские граждане затворились в стенах и не пустили Мстислава, но Чернигов, менее укрепленный, покорился.


Знаменитый варяг Якун со своим войском пришел на помощь Ярославу, и они вступили вместе в Черниговскую область. Мстислав ожидал Ярослава у Листвена, на берегу Руды. Ночью он изготовил войско к сражению: поставил северян в середине, а свою любимую дружину на правом и левом крыле. Небо покрылось густыми тучами — и в то самое время, когда ударил гром и зашумел сильный дождь, сей отважный князь напал на Ярослава. Варяги мужественно стояли против северян: казалось, что ужас ночи, буря, гроза все более остервеняли воинов при свете молнии, говорит летописец. Храбрость, искусство и счастье Мстислава решили участь победы — Ярослав бежал в Новгород.


Однако Мстислав изъявил редкое великодушие в отношении брата, дав ему знать, что он может безопасно идти в Киев и господствовать по праву старшего сына Владимира Великого над всей правой стороной Днепра. Ярослав боялся верить уверениям Мстислава, а потому правил Киевом через своих наместников и собирал войско. [1026 г.] Наконец сии два брата съехались у Городца под Киевом и заключили искренний союз, разделив государство: Ярослав взял его западную часть, а Мстислав — восточную. Днепр служил границей между ними, и Россия, десять лет терзаемая внутренними и внешними неприятелями, успокоилась.


[1030 г.] Вся Ливония платила дань Владимиру: междоусобие его детей возвратило ей независимость. В 1030 году Ярослав снова покорил чудь и основал город Юрьев, или нынешний Дерпт.


[1031—1032 гг.] В Польше царствовал тогда Мечислав, сын и наследник Болеслава Храброго. Пользуясь слабостью сего короля и внутренним неустройством его земли, Ярослав взял Бельз, а на следующий год овладел снова всеми червенскими городами. Он вторгался и в саму Польшу, вывел оттуда множество пленников и, населив ими берега Роси, заложил там города и крепости.


В 1036 году князь Мстислав, выехав на ловлю, неожиданно занемог и скончался. Сей князь, прозванный Удалым, не испытал превратностей воинского счастья: сражаясь, всегда побеждал; ужасный для врагов, он славился милостью к народу и любовью к верной дружине; веселился и пировал с ней подобно великому отцу своему, следуя его правилу, что государь не златом наживает витязей, а с витязями злато. Памятниками набожности Мстислава остались каменный храм Богоматери в Тмуторокани, созданный им в знак благодарности за одержанную над касожским великаном победу, и церковь Спаса в Чернигове. Он не оставил наследников: единственный сын Евстафий умер еще за три года до кончины отца.


После смерти Мстислава Ярослав сделался монархом всей России, и его власть простиралась уже от берегов Балтийского моря до Азии, Венгрии и Дакии. Женатый на Ингигерде, или Ирине, дочери шведского короля Олофа, он был уже отцом многочисленного семейства. Как скоро старшему сыну его Владимиру исполнилось шестнадцать лет, великий князь отправился с ним в Новгород и отдал ему сию область в управление.


Узнав о набеге печенегов, Ярослав поспешил из Новгорода в Южную Россию и сразился с варварами под самыми стенами Киева. Битва продолжалась целый день. Ярослав одержал победу, счастливейшую для Отечества, сокрушив одним ударом силу самого лютого из его врагов. Большая часть печенегов полегла на месте; другие, гонимые победителем, утонули в реках; немногие спаслись бегством — и Россия навсегда освободилась от жестоких нападений этого народа. В память сего знаменитого торжества великий князь заложил на месте сражения великолепную церковь и, расширив Киев, [1037 г.] обвел его каменными стенами; подражая Константинополю, он назвал главные врата в Киеве Златыми, а новую церковь — Святой Софией Митрополитской, украсив ее золотом, серебром, мусией и драгоценными сосудами.


Ярослав начал также строить монастыри: первыми из них были монастыри святого Георгия и святой Ирины в Киеве. Сей государь, по сказанию летописца, весьма любил церковные уставы, духовных пастырей и в особенности черноризцев, не менее любил и книги Божественные. Он велел переводить их с греческого на славянский язык, читал оные день и ночь, многие списывал и положил в церкви Софийской для народного употребления. Определив из своей казны достаточное содержание иереям, он умножил число их во всех городах и предписал им учить новых христиан, образовывать ум и нравственность людей грубых; видел успехи веры и радовался, как усердный сын церкви и добрый отец народа.


[1038 г.] Ревностное благочестие и любовь к книжному учению не усыпляли воинской деятельности Ярослава. [1040 г.] Он имел войну с ятвягами, а также с литовцами, соседями Полоцкого, или Туровского, княжения, и с мазовшанами, тогда независимыми от польского государя.


Ярослав вошел в свойство, то есть породнился, со многими знаменитыми государями Европы. В Польше царствовал тогда Казимир, внук Болеслава Храброго. Желая пользоваться дружбой могущественного Ярослава, Казимир женился на его сестре, дочери Владимира Святого Доброгневе. Нестор совсем не упоминает о дочерях Ярослава, но достоверные чужестранные летописцы называют трех: Елизавету, Анну и Анастасию, или Агмунду. Первая была супругой Гаральда, принца норвежского. Вторая княжна, Анна, сочеталась браком с Генриком I, королем французским. Франция, еще бедная и слабая, могла гордиться союзом с Россией, возвеличенной завоеваниями Олега и его великих преемников. В 1048 году, по известию древней рукописи, король отправил послом к Ярославу епископа шалонского Рогера; Анна приехала с ним в Париж и соединила кровь Рюрикову с кровью французских государей. По кончине Генрика I, в 1060 году, Анна, славная благочестием, удалилась в Санлизский монастырь. Ее сын Филипп царствовал во Франции, имея столь великое уважение к матери, что на всех бумагах государственных Анна вместе с ним подписывала свое имя до самого 1075 года.


Третья дочь Ярослава, Анастасия, вышла за короля венгерского Андрея I.


Ссылаясь на норвежских летописцев, Торфей называет Владимира, старшего сына Ярослава, супругом Гиды — дочери английского короля Гаральда, побежденного Вильгельмом Завоевателем.


Кроме Владимира Ярослав имел еще пятерых сыновей: Изяслава, Святослава, Всеволода, Вячеслава, Игоря. Первый женился на сестре Казимира Польского, а Всеволод, по сказанию Нестора, — на греческой царевне. Новейшие летописцы называют Константина Мономаха тестем Всеволода. О супружестве других сыновей Ярослава не можем сказать ничего достоверного. Немецкие историки пишут, что дочь Леопольда, графа Штадского, по имени Ода, а также Кунигунда, орламиндская графиня, примерно в середине ХI века вышли за российских князей, но, вскоре овдовев, возвратились в Германию и сочетались браком с немецкими принцами. Вероятно, Ода была супругой Вячеслава, а Кунигунда — Игоря (сии младшие сыновья Ярослава скончались в юношестве), и первая от российского князя имела одного сына, воспитанного ею в Саксонии, вероятно, Бориса Вячеславича, о коем Нестор упоминает только с 1077 года и который мог до того времени жить в Германии.


Великий князь Ярослав провел остаток своей жизни в тишине и христианском благочестии. Но сия усердная набожность не препятствовала ему думать о государственной пользе и в церковных делах. В 1051 году, собрав в Киеве епископов, он велел им поставить митрополитом россиянина Илариона без всякого участия со стороны константинопольского патриарха... Иларион, муж ученый и добродетельный, был иереем в селе Берестове при церкви Святых Апостолов. Великий князь узнал о его достоинствах, поскольку имел там загородный дворец и любил подобно Владимиру сие место.


[1054 г.] Наконец, чувствуя приближение смерти, Ярослав созвал своих детей и хотел благоразумным наставлением предупредить всякую распрю между ними. «Знайте, — говорил он, — что междоусобие, бедственное лично для вас, погубит славу и величие государства, основанного счастливыми трудами наших отцов и дедов. Мир и согласие ваше утвердят его могущество. Изяслав, старший брат, заступит на мое место и сядет на престоле киевском: повинуйтесь ему, как вы отцу повиновались. Святославу даю Чернигов, Всеволоду — Переяславль, Вячеславу Смоленск. Каждый да будет доволен своею частью, или старший брат да судит вас как государь!» Ярослав полагал, что дети могут быть рассудительнее отцов, и, к несчастью, ошибся. Он скончался в Вышгороде [19 февраля 1054 г.], имея от роду более семидесяти лет (супруга его умерла еще в 1050 году). Народ и священники шли за телом из Вышгорода до Киева, где оно, заключенное в мраморную раку, было погребено в Софийской церкви.
Ярослав заслужил в летописях имя государя мудрого. Его блестящее и счастливое правление оставило в России памятник, достойный великого монарха. Сему князю приписывают древнейшее собрание наших гражданских уставов, известное под названием «Русская Правда». Еще в Олегово время россияне имели законы, но Ярослав, вероятно, отменил некоторые, исправил другие и первым издал письменные законы на славянском языке. Они, конечно, были государственными или общими, хотя их древние списки сохранились единственно в Новгороде и заключают в себе некоторые особенные или местные установления. Сей памятник древности, подобный двенадцати доскам Рима, есть верное зерцало тогдашнего гражданского состояния России и драгоценен для истории.

Н.М.Карамзин

История Государства Российского для детей.

ООО "Издательство АСТ",М., 2009



 

При использовании материалов ссылка на сайт обязательна!
Круглосуточный 
          Вывод Webmoney в Банки

счетчики посещений сайта
разработка приложений iphone

Автор и разработчик сайта: Костюнин Олег     Get Adobe Flash player